Топ-модель «по-русски»

Если обычного человека на улице спросить: каких российских топ-моделей вы знаете? Вероятнее всего, прохожий замешкается, назовет вам имя Наоми Кэмпбелл, а может и вовсе не найдется, что ответить. Да, история модельного бизнеса в России насчитывает всего пару десятилетий.

Писк моды: красная косынка и белая блуза
Пятнадцать-двадцать лет назад никто не мог даже предположить, что российские модели смогут когда-нибудь работать на равных с зарубежными. Конечно, русские девушки появлялись на подиумах за пределами России и в 1980-е, и в 1970-е, и даже в 1960-е годы. Но, как правило, это были или эмигрантки, или советские модели, участвовавшие в закрытых посольских демонстрациях. До определенного момента появления русских манекенщиц в модных показах за границей были эпизодическими. Причиной этого были международная политика с одной стороны и неведение советских женщин с другой.

Самым модным писком в Советском Союзе была стрижка каре, красная косынка, белая блуза и белые парусиновые туфли. Деревенская девушка в цветастом бабушкином платье жестоко высмеивалась. Эталоном советской женщины являлись Любовь Орлова, Мария Ладынина, Алла Ларионова, героини которых носили в кино то, что партия и правительство считали допустимым

Модельный бизнес как таковой в то время не существовал по определению, а население носило плоды массового производства советского легпрома. Манекенщицам, демонстрировавшим продукцию швейных фабрик, запрещалось носить одежду индивидуального пошива. Девушек обучали основам профессии, но задачи перед ними ставились совсем другие. Во-первых, значительная часть моделей подбиралась с учетом потребностей советского массового производства одежды: при домах мод работали девушки с 46 и 48 размерами, немыслимо большими для заграничных показов. Во-вторых, советские показы были в основном камерными мероприятиями: ограниченное число зрителей, маленькие коллекции. Мало кто из советских манекенщиц был готов к масштабным шоу парижских или нью-йоркских недель моды, мало кто сталкивался с таким уровнем и темпом работы. В-третьих, далеко не всегда в основе отбора манекенщиц лежали профессиональные критерии. Кого-то брали по дружбе, кого-то за благонадежность, кто-то умел дружить с начальством.

Выход на Запад
Самое главное, клан советских манекенщиц существовал автономно от международного модельного бизнеса. Поэтому, даже оказавшись на парижском, нью-йоркском или миланском подиуме, русские модели редко становились частью этой системы. Примеры Галины Миловской, Людмилы Романовской или Натальи Медведевой, работавших за пределами России, только подтверждают это правило. Даже сделав неплохую карьеру в модельном бизнесе, они все равно остались персонажами другого мира.

Ситуация изменилась только с началом перестройки. Потребовалось около четырех лет для того, чтобы первые девушки поехали работать в западных агентствах. Причин такой заминки было несколько. Прежде всего, достаточно долго менялась визовая система. С другой стороны, отсутствовал отлаженный механизм, позволявший сотрудничать с западными модельными агентствами. Первое серьезное агентство, способное обеспечивать российских моделей более или менее серьезными заказами, появилось только в 1989 году. Это было «Red Stars». Оно просуществовало более 10 лет и закрылось в 2002 году. Именно агентство «Red Stars» навсегда изменило расстановку сил в российском модельном бизнесе и сделало возможным появление модных звезд из бывшего Советского Союза.

По мере того как первых российских девушек стали приглашать в западные модельные агентства, выяснилось, что большинство из них имело о профессии весьма смутные представления. Проблема заключалась отнюдь не в том, что у русских манекенщиц были проблемы с пластикой или пропорциями. Никто не был готов к тому, что работа модели предъявляет очень жесткие требования и не очень много предлагает взамен.

Русские в Европе
Большинство девушек, получив предложение от какого-нибудь западного агентства, уже считали себя состоявшимися звездами, совершенно не понимая того, что их карьера еще даже не началась. Они начинали капризничать, хамить редакторам и фотографам или прогуливать съемки. Мало кто отдавал себе отчет в том, что начинающая модель — это не истеричная королева красоты, а скромная студентка, которая пытается заработать денег на карманные расходы.

Кроме того, выяснилось, что профессия модели довольно тяжелая и не обязательно прибыльная. Начинающие модели далеко не всегда сразу становились героинями «Vogue». Часто этому предшествовали годы работы для небольших каталогов, газетной рекламы или скромных, не самых известных фирм. Приходилось рано вставать и поздно ложиться, чтобы на следующий день снова встать затемно и начать готовиться к новой съемке. Эта изнурительная работа позволяла зарабатывать меньше 100 долларов в неделю, которых едва хватало на еду и передвижение по городу. Все это было совсем не похоже на сказочные истории из глянцевых журналов.

И многие не выдерживали напряженного ритма модной жизни. Первые русские модели приезжали в Париж или Нью-Йорк, чувствуя себя королевами подиума. И тут выяснялось, что их рабочий день будет выглядеть примерно следующим образом. Подъем в семь утра, легкий завтрак и подготовка к съемке. Сначала макияж, затем прическа. Модель должна быть полностью готова не позже девяти, особенно если съемка проходит на улице: нельзя упустить нужный свет. Работа — до вечера, иногда без остановок на обед, в лучшем случае — кофе.

Так трудится вся команда, включая легендарных фотографов и знаменитых стилистов. Перерывов никто не делает, поскольку съемочный день стоит недешево, и никто не будет тратить лишние деньги из-за того, что модели захотелось отдохнуть. Жаловаться не принято: все в одинаковых условиях, и все устали.

Если нет съемок, значит нужно ездить по кастингам в разных концах города. Показывать свое уныние или усталость считается дурным тоном: с такой моделью никто работать не будет, и ее карьера закончится, не начавшись. Необходимо быть милой, вежливой и приветливой, но не подобострастной. Люди, которые повидали на своем веку десятки и сотни начинающих манекенщиц, прекрасно распознают отталкивающую наигранную лесть. Ну и, разумеется, нужно хорошо выглядеть в течение всего дня. После этого наступает вечер. Если в этот день модель не работает на показе, то она получила приглашение на светское мероприятие, которое тоже лучше не пропускать.

Вечеринка, скорее всего, продлится за полночь, а это значит, что на сон останется 3-4 часа. На следующий день все повторится сначала: ранний подъем, съемочный день или примерки и вечерний прием. Светская жизнь в таком режиме приносит радость, пока все внове, а затем превращается в тяжелую каждодневную рутину. Если прибавить к этому постоянное безденежье, недосыпание и общую усталость, профессия модели оказывается не такой уж и привлекательной.

Это открытие вызывало разочарование у многих дебютанток: кто-то впадал в депрессию, кто-то не мог справиться с ленью, кто-то, сообразив, что золотых гор не предвидится, принимался налаживать личную жизнь. Из первых манекенщиц, попавших в Европу в конце 1980-х — начале 1990-х, преодолеть эти искушения и понять правила игры удалось очень немногим. Среди них были Татьяна Сорокко, Марина Агафонова и Людмила Исаева-Малахова.

Вставки:
Марина Агафонова — легенда российского модельного бизнеса. Она начала свою карьеру в тот момент, когда никто еще даже не предполагал, что появление российских девушек на подиуме в Париже или Нью-Йорке будет возможным. Ей хватило смелости хотеть невозможного и добиваться этого. В итоге Марина Агафонова оказалась одной из первых русских моделей, появившихся на обложке журнала «Vogue». Марину сложно назвать знаменитой европейской моделью, но она заставила всех поверить в то, что присутствие российских девушек на западных подиумах когда-нибудь может стать реальностью.

 

Людмила Исаева-Малахова — смогла продвинуться на шаг вперед. Она не только появилась на обложках журналов — английского «Marie Claire» в 1991 году и испанского «Vogue» в 1993-м, но и приняла участие в рекламных кампаниях нескольких знаменитых марок. В начале 1990-х она стала лицом «Escada» и «Guerlain», хотя в тот момент практически невозможно было в это поверить. Но все-таки ее присутствие в западной моде оказалось весьма локальным и непродолжительным.

Татьяна Сорокко – стала первой русской манекенщицей, добившейся в начале 1990-х ощутимого успеха. Она участвовала в показах «Givenchy» и «Vivienne Westwood», она снималась в фотосессиях для «Harper’s Bazaar», ее приглашал на съемки знаменитый фотограф Ги Бурден (Guy Bourdin). Ее карьера по модельным меркам оказалась долгой. Она выходила на подиум еще в 1997 и 1998 годах. Но самое главное заключалось в том, что она оказалась одной из первых, сделав возможным появление моделей так называемой первой волны.

Материал подготовлен на основе http://moda.dljatebja.ru/ и http://creativestudio.ru/

 

Рассказать
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Комментариев еще нет

Оставить комментарий

Ваш почтовый адрес не будет опубликован.

Авторизуйтесь или пройдите быструю регистрацию